1. Определения и виды мотивов. Функции мотива и продуктивность деятельности - «Об­раз мира»

^ 1. Определения и виды мотивов. Функции мотива и продуктивность деятельности
Таков наш первый вопрос. Приступим к его ответу. Знаете, слово мотив по самому происхождению, это, вообще говоря, – приводящий в движение.

И учитывая сказанное, мы так или иначе, ищем ли мотив внутри субъекта, в отношении «индивид – среда», так или иначе говорим о чем-то изначальном, о том, что побуждает субъекта к действию.

И тогда какое определение мотива у нас уже есть? [Те,] которые мы встречали в других темах.

Освежим их в памяти и добавим то, чего не было ранее.


Во введении... Мотив в леонтьевской концепции: «Мотив – предмет потребности, который направляет деятельность».

Когда-то мы замечали: в данном определении мотива устанавливается некоторое серьезное, с далеко идущими последствиями теоретическое положение. Когда говорим мотив – предмет, замечаем: Леонтьев помещает мотив за пределы субъекта.

Мотив – предмет потребности. А где предмет потребности? Говоря бытоым языком – во внешнем мире. Мотив направляет деятельность, а это тоже некоторое внешнее предметное содержание.

Такое теоретическое положение ставится здесь для нас, вернее, было поставлено, во главу угла. Понятие мотива есть установление единства потребления и производства благ.


Сравним. Понятие потребности и понятие мотива.

Потребность в самых разных определениях... и сейчас просто вспомним, что они есть у нас в конспекте. Потребность в конечном итоге – некоторая объективная необходимость субъекта, организма... Когда говорим «потребность» – говорим о субъектной характеристике.

Тогда заметим, что в данном леонтьевском понимании, как только произносим мотив – мы выходим за пределы субъекта. Устанавливаем связь субъекта с миром, можно было бы сказать и так.

Но, пожалуй, главное (теперь мы постепенно отходим от Леонтьева, поскольку этот материал у нас уже был)... когда рассматриваем что-либо изначальное, что-либо глубинное, первоначальное для анализа, базовое для эмпирического исследования... В любой такой характеристике есть три взаимосвязанных аспекта. Эти аспекты в общем виде выражены так: познание, эмоции и воля.


Если посмотреть теперь на имеющееся у нас определение. Что мы уже отразили? Пожалуй, только одну часть – познавательную – связь с внешним миром. И за пределами изучения остались... [эмо­ции и воля.]

Теперь посмотрим, а может какой-либо иной автор дал другое определение мотивов, где [мы]... встретим [другие] из перечисленных аспектов?


Такой автор есть. Это определение говорит о мотивах волевого процесса Вильгельма Вундта. Вундт определяет любое психическое явление уже с двух сторон – объект и субъект – так он и называет...

А что такое будет мотив по Вундту как целостное понятие? Когда Вундт говорит о мотивах волевого процесса, он выделяет то же самое познавательное, а лучше применительно и к Вундту сказать – предметное представление.


Заметим, в отличие от Леонтьева у Вундта мотив всегда представлен психически.

У Леон – мотив есть, а психически он представлен иначе. У Вундта мотив – предметное представление, а объективное – источник – внешний мир.

Субъективная сторона – побудительная сила мотива, субъективное переживание.


Много современных исследователей у нас в стране, и на нашем факультете среди последователей Леонтьева... Встречаются люди, которые говорят: как само по себе предметное представление может побуждать?

Побуждает не само предметное представление, побуждает его субъективная сторона, эмоциональная сторона. Вундт – чувство; социолог – ценностный аспект мотива, отношение к даннному представлению...


Среди тех авторов, которых мы читаем... не без труда и не без проблем... Этот автор – Вилюнас. Он – спец по изучению эмоций и мотивации. Раскрою секрет Вилюнаса: типичный пример ученика Леонтьева, который через Леонтьева хочет продвинуться к Вундту.

Тем, кому бывает трудно читать книги, статьи Вилюнаса об эмоциях и мотивации... Один из ведущих ваших семинарских занятий подошел к Вилюнасу и сказал – эмоции и мотивации – это одно и то же (стрессовые). И автор концепции вынужден сказать – «да».


Отличие. Леонтьев говорит о мотиве только как о предмете, субъективную сторону он не учитывает, в противовес Вундту. Но сейчас мы смотрим более широко.

Побуждает не сам мотив,– говорит Вундт,– а соответствующая ему субъективная сторона, эмоция. Вот второе понимание – мотивация и эмоции по функции тесно связаны между собой. И тогда, простите, как бы всегда подразумевается здесь и остается без внимания третий аспект – волевой. Не то что он не учитывается, [а] как бы включается в предыдущие аспекты без специального пояснения.


И тогда есть третье определение мотива, которое дает автор книжки по мотивации – Хекхаузен.

Это, пожалуй, самое трудное определение, поскольку он, кажется, намеренно избегает четкой, по-немецки четкой формулировки. Хекхаузен дает определение мотива таким образом, чтобы учесть все три аспекта.

Лишь сопоставляя определение (а это – терпеливая работа)... можно найти взаимосвязи между ними. Они несомненно есть.

1. Во-первых, Хекхаузен говорит, что мотив – это родовое понятие, которое иногда отражается в других понятиях – потребность, влечение, склонность, интерес и т.д.

Но,– замечает Хекхаузен,– какими бы ни были названия, всегда отмечается... – я здесь цитирую Хекхаузена и одновременно даю пояснения – ...отмечается динамический момент – направленность действия на определенные целевые состояния; динамический момент направленности действия на определенные целевые состояния.


Остановимся, материал сложный и для меня.

Пока что мы сказали, что ключевое слово здесь – направленность, динамический момент направленности ... С какой составляющей нашего базового определения это связано? Конечно, с предметной, познавательной...

2. Хекхаузен продолжает... Целевые состояния, которые независимо от специфики содержат в себе ценностный момент.

Мы обращаем внимание, что это второй компонент. Ценность, субъективная привлекательность, чувственная окраска... как угодно... И которые субъект стремится достичь.


Здесь подключаемся к самому полному определению. У Хекхаузена – самое полное определение мотива. Подключается волевой момент – стремится достичь, какие бы пути к этому не вели. Пытается достичь различными путями и средствами.


Определение мотива становится триединым:

1. Направленность на определенное целевое состояние (за­да­ва­е­мая каким-то предметным представлениям).

2. Ценность, эмоциональная привлекательность, чувственная окраска этого представления...

3. ... и третье – само стремление его достичь.


Далекая от совершенства книжечка... Много говорится «мотив» и «мотивация»... А самого различения нет. Оно у Хекхаузена на других страничках замаскировано, а мы попытаемся все же его разгадать...


Этот третий момент становится для Хекхаузена центральным. Побуждение к действию, определяемое мотивом, называется мотивацией.

Здесь что мы сделали? Ничего большего как прошли по кругу. Мы сказали, что начин[аем] опреде[лением] мотива, что это – приводящее в движение. И основная возможность изучать мотив это иметь его в функции побуждения к действию.

«Мотив – абстрактное понятие»,– скажет Хекхаузен. А мотивация – то, что можно исследовать эмпирически. Мотив – это теоретический конструкт. А мотивация – предмет экспериментальных гипотез. Поэтому что нам стоит сделать сейчас? Немножко продолжить, а затем закончить разговор о собственно мотивах, потому что названий у них больше, чем [мы] перечислили.


Изучая... предметом эмпирических исследований имеем не сам мотив, а мотивацию, которая суть побуждение к действию, определяемая тем или иным мотивом.


И тогда продолжим разговор о мотиве с таким подзаголовком...
^ Виды мотивов
И назначение этого подзаголовка – расширить нашу терминологию.

Есть несколько оснований, чтобы классифицировать мотив.

Начнем с очевидного.

1. Первое основание характерно для социологии, социальной психологии, для массовых опросов. Мотивы разделяют по их социальной оценке.

Заметим следующее. Социальной оценке в обществе подлежит именно мотив, а не стоящая за ним потребность.

Когда говорим «социальная оценка» мотива, то предполагаем, что этот мотив можно вербализовать, сформулировать. В массовых опросах встречаем чаще всего – это, пожалуй, самый простой вид исследования – мотивация трудовой деятельности, учения. Иногда даже более серьезная[, связанная] со смыслом жизни.


Какие мотивы находим здесь в качестве первоочередных?

Находим мотивы безопасности; мотивы, связанные с социальным успехом и престижем.

И если какие-то еще небольшие данные привлекать из социологии..., то такие мотивы, с высокой частотой выделяемые, называются узловыми.

Слово «узловые» – почти жаргонное. Имеется в виду... (оформление данных массового опроса с помощью различных способов обработки результатов), [что это те мотивы] которые являются условием удовлетворения многих других...

Чисто визуально – сетевое оформление результатов исследования. Отсюда слово «узел» объединяет как бы несколько разных контекстов. Узловой мотив – условие удовлетворения многих других.


По социальной оценке мотивы разделяются... Чем более традиционно общество, тем мотивы по социальной оценке определяются более жестко: есть мотивы обязательные, желательные и, наконец, запретные по социальной оценке...


Можно дробить эту шкалу на более дробные ступени,... но отметим еще раз... Даже если сам мотив социально желателен, то оценивается именно он, а не стоящая за ним потребность.

Я уже говорил, что когда-то весь этот курс придумывался не одним мною, а еще и Владимиром Викторовичем Столиным. В данном пункте – дань его вкладу в наш общий продукт...


Мотив вступления в брак – социально желателен в любом обществе, [это –] поощряемое действие. И независимо от потребности, которая опредмечивается в данном мотиве.

Может быть опредмечивание желания интимной близости и продолжения себя в потомстве. Но, может быть, в этом мотиве опредмечиваются другие потребности – желание побыстрее освободиться из пределов собственной семьи...

Вот она и особенность, и недостаточность данной оценки мотива – оценивается результат, но не его источник.


С другой, явно нежелательной, потребностью мы когда-то встречались в описании во введении; тоже для контраста. Реальность, которая всегда оценивается отрицательно – мотивы, связанные с потреблением алкоголя. Мотив – отрицательный, а потребность, стоящая за ним – потребность в самоуважении (чет­вер­тый уровень по Маслоу) – потребность здесь не оценивается.


Социальная оценка никогда не даст полного определения мотивов. Это – фиксация результатов, но не их причин. Причины начинаем искать, переходя к другим критериям.


2. Второй критерий – место в иерархии, структуре.

Мотивы по определению имеют разную субъективную значимость. Можно назвать и по-другому – разную побудительную силу. Но если привлекать единое основание для определения мотивов, то место в иерархии... какие могут быть мотивы по ведущему месту в иерархии? Ведущие и подчиненные.


Чуть-чуть добавим. Добавим для того, чтобы расширить наш язык, с помощью Леонтьева – ведущие мотивы рассматриваются как выполняющие в основном смыслообразующую функцию

«Ведущие», значит – важные, основные для развития личности... Смыслообразующую функцию прежде всего.

Погрешность в грамматике – функции мотивов становятся видами мотивов...


Смыслоообраз[ование] – первоначальная функция мотива. Но ведущие мотивы обладают прежде всего данной функцией. Ведущие – тире – смыслообразующие.

А как назвать подчиненные?


Осталась еще одна функция – побуждение. Для подчиненных мотивов именно эта функция становится основной. Он называет эти мотивы – мотивы-стимулы.

Смыслообразующие в контексте... еще раз добавим: смыслообразующие – значит, влияющие на развитие личности, а мотивы-стимулы только побуждают...

Ведущий тоже побуждает, но прежде всего – образует смысл.


Старый пример. В 80-е годы, когда я и мои ровесники начинали вести семинары, даже за Леонтьевым или Лурией, то всегда стыдливо обходили пример, который был социально обязателен в леонтьевских текстах.

Человек трудится; рабочий, который работает на заводе. И ведущий смыслоообразующий мотив – совершенствование себя в профессии. А мотив-стимул – это заработная плата. Забавный пример... когда все усмехались – «мы работаем не ради заработной, работаем ради личностного смысла»...

Я справедливость [этой] фразы понял в начале 90-х годов, [по­ло­же­ние,] которое в совершенно других обстоятельствах обретает новое значение...


[Не берем] бизнесменов. [Для них] зарабатывание денег – суть смыслообразующий мотив.

А для остальных? Мотив-стимул, который иногда действительно закрывает нам путь к мотивам смыслообразующим. Нередко... зарабатывание денег вступает в конфликт со смыслообразующим мотивом.


3. Третий критерий разделения мотивов, и даже шире – мотивации. Критерий – источник мотивации. Внешний или внутренний.

Источник внешний или внутренний. Так и различают, и сегодня довольно противоречиво различают внешнюю и внутреннюю мотивацию.

Есть два понимания этих терминов.

Первое близко житейскому: внешняя мотивация – значит, ее источником является внешний мир; предметная, и, прежде всего, социальная. Тот же Леонтьев называет подобные мотивы – внешние. Например, только знаемые, т.е. я знаю, я знаю о других, о необходимости действовать в определенном направлении, побуждаться определенным конкретным действием.

Это – внешняя, т.е. не присвоенная мотивация.


А когда она присваивается – становится внутренней, собственной для субъекта. Леонтьев ее называет – реально действующие мотивы. Только знаемая внешняя мотивация и реально действующая внутренняя.

Конечно, наиболее эффективна внутренняя мотивация.


Но есть и другое значение тех же терминов, причем мы с ними встречались в другой интерпретации – проходя некоторые эксперименты из школы Левина. Именно ему [можно] адресовать второе понимание внутреннего/внешнего.

Внутренний – специфичный для данной деятельности. Внутренний – предметно-специфический, адекватный для данной деятельности. У Левина внутренний – характерный для данной ситуации. Именно в экспериментах Дембо ситуационный барьер на пути к цели – цветку на подставке – именно этот барьер называется – внутренний, ситуационный, предметно-специфический для данной деятельности...


Вот в чем дело. Проблематика мотивации становится здесь более интересной. Скажем, человек может иметь определенную профессию, но не осознавать ее внутренней мотивации.

(Серьезная проблема, из нее выросло много направлений. Считается, что и гуманистическая психология.)

Поступил, окончил, [получил] профессию, но внутренней мотивации пока не осознаешь.


Помнится, во введении помечали [это] различие примером Андрея Тарковского, в апреле [его] юбилей... Он замечал – я кинорежиссер, не понимающий, что такое кино, не понимающий внутренней мотивации своей деятельности...


Оставим Тарковского. Скажем, исследователь, работающий над проблемой. Его научно-исследовательская деятельность мотивируется чем? Предмет этой деятельности есть факт решения данной познавательной задачи, новое знание. Это – внутренняя мотивация научно-исследовательской деятельности.

И тогда часто бывает, что вот он занимается своей... занимается своей научно-исследовательской деятельностью, [но] может не знать, что где-то далеко, другой исследователь занимается объективно той же проблемой[, хотя это и маловероятно при наличии Интернета].

Внутренняя мотивация будет тогда одна и та же, поскольку эта мотивация определяется спецификой данной деятельности. Люди могут не знать друг друга... В принципе они даже могут не знать друг друга... Никогда, решая проблему, никогда заранее не знаешь, в чем ее решение.

Принцип творческого мышления – принцип Серендиба – ищешь одно, находишь другое. Решение может оказаться в фоне...

Короче, этот материал был понятен? Внутренняя мотивация предметно-специфична для деятельности.


А внешняя? Внешняя мотивация – это как раз уже неспецифичная, выход за рамки предмета – заработная плата. Но может быть – премия, социальный престиж... Между прочим, в массовых опросах с этой точки зрения фиксируют внешнюю мотивацию...


И здесь, немного забегая вперед... – собственно личностное развитие будет полноценным тогда, когда две этих разных трактовки сойдутся, встретятся. Внутренняя – собственная, реально принятая мною. Внутренняя – специфичная для данной деятельности. То что Платон называл «познай самого себя». Гуманистическая психология – познание своих реально действующих мотивов.


4. Наконец, четвертое различение, четвертый критерий различения мотивов. Мотивы различают по их отношению к сознанию. Поскольку этот материал мог быть хотя бы кусочками пересказан в теме 6, ... строение деятельности...

Прежде всего, это принципиально, и это определение мы получаем от Леонтьева, но в данном случае за Леонтьевым стоит Фрейд. ^ Мотивы в принципе не осознаются.

«В принципе» объясняется так: в принципе, они выполняют свои функции, в т.ч. перечисленные выше, даже будучи неосознанными. Они задают направленность, определяют ценность предметного представления, побуждают действовать не будучи осознанными. «В принципе» – имеет отношение к этому положению. Но реально могут как осознаваться, так и нет. Название напомню в том и другом случае.

1. Мотивы осознаются, тогда получаем еще одну вилочку, различение – адекватно, верно или нет.

Если они осознаются верно... и опять я должен попросить извинить себя за личную точку зрения. [Чем больше я читаю психологию, тем больше убеждаюсь, что] полное осознание мотивов – вообще говоря, абстракция... Если представим научного исследователя, который в течение долгих лет жизни занимается одной познавательной проблемой – для него это уже не мотив, а цель, поскольку цели всегда осознаются. Если цель или, в данном случае, мотив, осознан верно, то они начинают совпадать. Леонтьев: мотив-цель.


А в массовых опросах?. Когда спрашивают о мотивации... Бывает так, что мотив осознается не до конца. И тогда его название – мотивировка.


Важное замечание. Есть исследователи, в частности, из известных мне, польский автор,... исследователь мотивации – Обуховский имел основание считать, что если мотивы не осознаются, то, простите, их нельзя изучать, нельзя использовать диагностические методики.

В большинстве случаев мы больше изучаем мотивировки. Мотивы или мотивировки.

Добавим, когда мотивы не осознаются, они проявляются в сознании в виде эмоций, желаний, интересов и т.д.


Таковы были виды мотивов, а теперь, для еще более подробного знакомства с опред[елением] мотива напомним о его функциях, но на этот раз напомним о функциях мотивов, приведя эксперимент исследования.


Мы говорили – мотив выполняет свои функции даже тогда, когда не осознается.

Две функции мотива.

Одна связывает мотив с потребностью – побуждающая. А другая – связывает мотив с деятельностью. Это – смыслообразующая функция. Это – просто название функций. А теперь – некоторый эксперимент [на] функции.
^ Побуждающая функция мотива и эффективность деятельности


Из введения мы все-таки знаем – еще от Торндайка, от автора термина «инструментальное обучение» закон силы – чем сильнее подкрепление, тем эффективнее научение.

Мы говорим, что иногда житейская психология отстает от научной примерно на век...

Примерно век назад, в 1908 году, был выведен закон, для которого только что приведенная формулировка закона – ... частный случай.


^ Закон оптимальной мотивации первоначально сводился к экспериментам, которые приводили два американских автора – Йеркс и Додсон, проводили в самом начале века.

Поскольку мне кажется важным этот закон,... я бы привел достаточно подробно первый эксперимент, в котором он был установлен...


Маленькое замечание. Если берем побуждающую функцию мотива, мы не различаем человека и животное, т.е. мы можем привлекать для исследования животных, что сделали Йеркс и Додсон.

Первый эксперимент – на лабораторных животных. Это – специальные подопытные животные... Когда будете читать вторичную литературу, их будут называть крысами. Но на самом деле это другое животное, это – танцующая мышь – [животное с] высокой энергетикой – движется и всегда как бы танцует.


Животных научали различать цвета – черный и белый. Задача научения построена так: перед животными два тоннеля. Один окрашен [белой, другой – черной краской] (или закрыт белой и черной дверкой). Приманка всегда находится там, где белое, белый цвет. Белое и черное меняются в случайном порядке от пробы к пробе. Нужно различать.

Йеркс и Додсон, планируя опыты, говорили: задача – легкая,... контраст цветов велик.


Теперь попробуем изменять легкость и трудность задачи.

Берем два черных цвета. Один – несколько светлее, чем другой. Это – средняя сложность.


Третий вариант – трудная задача. Фактически один и тот же цвет – серый, но оттенки разные. В одном случае – несколько светлее, чем другой.

Первый фактор – легкость или трудность задачи.


Фактор второй.

Напомним..., что [мы]... хотим побуждать действовать более эффективно – с помощью позитивного или негативного подкрепления. Позитивное – приманка – не меняется, а негативное – изменялось. В полу тоннеля проложена проволочная сетка и по этой сетке – ток, ток определенного напряжения.

Сила отрицательного подкрепления, сила эмоциональной напряженности. Лучше – сила отрицательного подкрепления.


Напряжение тока – слабой, средней силы или сильный. Исследовательский вопрос Йеркса-Додсона... Произнесем, и после этого сделаем 10-минутный перерыв, чтобы, подумав, ответить на этот вопрос.



Сила задач и сила отрицательного подкрепления. Какая мотивация [является] оптимальной для легкой или трудной задачи? В этом – вопрос Йеркса-Додсона. Ответ на него дал начало закону оптимальной мотивации.

Перерыв – 10 минут...


На самом деле, ответ на поставленный вопрос: между этими двумя факторами – обратная связь...

Для легкой задачи оптимальна сильная мотивация. Это – закон силы, который у Торндайка... Легкая задача... если отвлекаться от опытов с танцующими мышками.... В том числе и на человеке. Как человек выбирался из экспериментальной комнаты. 4 двери... [и при выборе не той двери на него сверху что-нибудь высыпалось, например, мешок с гвоздями...]

Легкая задача – шаблонная, стандартная – стандартные условия, шаблонный способ действия.

Когда задача такова, когда в этом смысле она легкая, то для эффективного ее выполнения нужна сильная мотивация.

В оригинальном эксперименте Йеркса и Додсона – исследователи повышали напряжение до 400 В... Но не стали продолжать, пожалели испытуемых, потому что животные научались все лучше и лучше. На своем поведенческом языке она говорила: «Задача легкая, бей сильнее!»


Это – одно положение, но интереснее другое – для трудных задач оптимальна слабая мотивация. И в этом положении стóит разобраться подробнее.

Что значит «трудная задача»? Получается, что в отличие от легкой... если отвлекаться о Йеркса-Додсона... В общем виде – это нешаблонная, творческая задача – на бытовом уровне. И если применить в этих трудных условиях сильную мотивацию, то что мы сделаем?.. Мы спровоцируем использование стереотипа. Ситуация сильная, а в данном случае – излишней эмоциональной напряженности – провоцируются шаблонные способы поведения. Шаблонными способами поведения творческие задачи не решишь!

Здесь – противопоставление двух уровней мотивации. И разумеется, слабая... здесь, если говорить о человеке, тоже нуждается в пояснении. Если переходим к человеку – умеренно-стрессовая мотивация, напряженность...


Скажем: при решении творческих задач меняют уровень мотивации. Есть три уровня мотивации:...

1. Нейтральная мотивация – никакого подкрепления, никаких вознаграждений.

2. Второй уровень – умеренно-стрессовая мотивация – небольшие вознаграждения за успех.

3. Третий уровень – мотивация сильная – высокие, большие награждения за успех и штрафы за неудачу.


Для творческих задач оптимальный – второй из перечисленных видов мотивации. Все-таки какая-то должна быть, но не превышать определенного побудительного уровня. Может здесь оказаться излишней...

Среди нас обязательно найдется человек... Даже в такой стране как Япония, если человек занимается серьезной научной проблемой – он может вообще не приходит на работу и появляться только в дни зарплаты[, а то и ее ему могут приность домой в конверте]... Но главное – чтобы результат был достигнут...

Каждый раз подбирается определенный уровень мотивации.


Пример. Мне кажется, что этот пример хотя относится к бытовой, житейской психологии, но он многослойный, итак...

Популярная телеигра «Поле чудес». Пример конкретный, относ к тому, как в этой игре – еще при Листьеве – впервые в этой игре был выигран автомобиль.

Суперигра – типичная демонстрация закона Йеркса-Додсона. О чем заботится ведущий? Нынешний ведущий просто отвлекает внимание, а Листьев работал на мотивацию. Там мотивация игрока всегда держалась на уровне, который всегда хотя бы немножко превышал умеренно-стрессовый, немного зашкаливает мотивация.

Начнем издалека. Зачем нужна игра? Чтобы рекламировать товары. А для этого игру должны смотреть многие люди... Она должна привлекать внимание...

(Продолжаем оставаться в житейской психологии.)

На что человек будет смотреть постоянно, без отрыва, бросив все дела?.. Будет один универсал, если чуть-чуть привлечь свои психологические знания.

С таким неослабным интересом будет смотреть на инсайт, на его возможности – решит или не решит.


А теперь, простите, в чем задача игры, организатора? Выполнить правила – инсайт можно увидеть в определенных условиях. Чтобы увидеть инсайт, нужно знать ответ.

Если мы не понимаем, зачем шимпанзе бегает по клетке, садится в уголке... Если не понимаем сами – не увидим инсайта у испытуемого.


А это значит – надо создать разную мотивацию у телезрителя и игрока. Надо сделать так, чтобы в любой большой семье нашелся человек – любит кроссвордов или просто школьник старших классов, которые при умеренно-стрессовой мотивации, когда все сидят в домашних тапочках, пьют чай и... смотрят телевизор... [знал ответ].


Чуть-чуть поясним. Дело в том, что объективно в дан[ной игре] задачи либо легкие, либо средней трудности. Казалось бы, для легких нужна сильная мотивация. Совсем легких там нет. Даже задачу объективно средней трудности можно сделать трудной, если спровоцировать мотивацию...

Когда думам, кого же пускают в телевизор... Там – совершенно другая мотивационная ситуация.


А теперь пример, который немного заглядывает в наш последний, третий вопрос – психологическим защитам. Мы здесь будем иметь еще и пример адекватной психологической защиты, адекватного поведения в критической ситуации.


Учитель из Минска, ей повезло. Учитель литературы, а игра посвящена поэтам пушкинской эпохи, и она свою познавательную готовность к этой игре показывает сразу, где ситуация умеренно-стрес­со­вая. Сходу угадывает любимого поэта пушкинской Татьяны – Ричардсона... Выигрывает финал, и наступают события, которые интересны нам с вами.

Она набрала не так много очков, и поэтому соглашается на суперигру. И когда крутится волчрк – хорошее начало самого примера – выкладывают [названия призов]: «микроволновая печь», «телевизор»... Ведущий спрашивает: «А вы сами что хотели бы выиграть?» Что является мотивом, мотивацией?

И здесь она совершает интересную для нас, но опасную для себя ошибку... «Конечно, автомобиль!» И в этот момент – самое главное – стрелка волчка попадает на автомобиль...


Листьев – удивительный по функции, настоящий булгаковский король – разыгрывает театральную процедуру, начинает провоцировать [студию] на аплодисменты... мы, якобы, [уже] выиграли автомобиль... А на самом деле – создали ситуацию излишней эмоциональной напряженности.


Здесь я скажу одну догадку. Мне кажется, что с этой девушкой работал практический психолог... По крайней мере, про закон оптимальной мотивации [ей было известно].


Как надо поступить в этой ситуации? Задача объективно познавательно сложной являться не будет. Она будет трудной в мотивационном плане.

И тогда, применительно к данному примеру, ей надо действовать... в данной ситуации стереотипно. А что помогает действовать стереотипно? Принятая социальная роль или, по Юнгу, маска...

Может быть кто-то вспомнил, а у меня всегда стоит перед глазами эта картина... На глазах лицо молодой женщины закрывается маской, лицо деревянеет, глаза как оловянные... Ведущий еще прыгает как чертик на веревочке... [А] глаза [играющей] говорят: «А где, [собственно,] задача?»

Поэт пушкинской эпохи, длинное слово. Сразу скажу, что это – Баратынский. И тогда как она поступает? Она называет три высокочастотные гласные буквы – а, о, и...

Это – типичное знание своих стратегий, и выбор адекватный. Принимает адекватную стратегию и находит три высокочастотные гласные буквы – а, о, и.


(Пожилой мужчина через несколько игр. Опера Дзержинского. Два слова – одно из пяти букв, другое – из трех. Если а, о, и... – получается – «_и_ий _о_». [Можно не знать оперу Дзержинского, можно вообще не знать, кто такой Дзержинский... Но не увидеть за этим «Тихий Дон» – невозможно!]

А он применил иную стратегию, творческую... Начал называть нискочастотные буквы.... и – проиграл.)


«_а_а_ _ _ _ _ий». Вторая – а, четвертая – а, последние – ий. Ситуация такая: весь отряд телезрителей сидит и смотрит, будет ли инсайт... И этот внимательный взгляд получает результат – буквально все замечают как сверкнул глаз, как она догадалась...

Маску держать без нужды трудно, почти невозможно. Когда догадалась – сразу спадает маска, и под ней оказывается слабый природный индивид – по пальчикам пересчитывает буквы... А Листьев видит, что она уже догадалась...

И когда ведут к автомобилю и вручают ключи – уже держат под руки..


Вывод: природно слабый индивид в условиях адекватного социального средства совершил личностный поступок.


Вторая функция мотива – это смыслообразование. Если говорить о данной функции,... а вопрос остается прежним – как повысить эффективность действия с помощью смыслообразования?

Здесь замечаем, что... смыслоообразование в том значении, которое мы используем – это, все-таки, функция адресованная и имеющаяся только у человека.

Если задать вопрос: человек, наш ребенок, он выполняет какое-то действие. Мы хотим, чтобы это действие было более эффективным. Награждение конфетами или [наказание] – это пряник и кнут, закон Йеркса-Додсона. Это – не годится...


Придать смысл действию, поместить его в ведущую деятельность субъекта.

Иное дело, что эту ведущую деятельность у взрослого крайне трудно определить. А у детей определить проще. И если наш ребенок – дошкольник, то ведущая деятельность в присутствии взрослого – сюжетно-ролевая игра.


Простейший пример. Чтобы повысить эффективность выполнения действия, его нужно включить в игру. Когда говорим о воле – переосмысление ситуации, придать новый смысл ситуации.

Фамилия исследовательницы – конец 40-х гг. – опыты отечественной исследовательницы Мануйленко – опыты с произвольной или волевой регуляции поведения.

Детей-дошкольников просят стоять по стойке смирно без мотивации, а затем это действие включается в игру «Фабрика и часовой».

Что делает человек? То же, что и в первой серии – стоит по стойке смирно. Но смысл этого действия – сюжетно-ролевой, и тогда эффективность этого действия существенно повышается.


Это – простейший пример, а для того, чтобы поразмышлять, совсем чуть-чуть... напомню о том, что смыслов по Леонтьеву по крайней мере три вида, причем они разные. (Что бывает когда смыслы перепутываются?)

1. Биологический. У животных, конечно, тоже есть мотивация и биологический смысл суть значимость объекта или ситуации, биологическая значимость. И смыслы здесь м[огут] определяться по шкале «полезно/вредно».

2. Далее, второй вид смысла. У Леонтьева он выступ как наиб точно определенный. Он относится к социальному опыту, к общественному индивиду, человеку в обществе. Это – разумный или сознательный смысл.

Как уже было в тетрадке определено, когда разбирали пример с загонщиком... Смысл действия – разумный, сознательный – понимание (осознание; Леонтьев иногда и так говорил) отношения мотива к цели. Мотив может не осознаваться до конца, а отношение представлено в виде смысла. И такой смысл обычно определяется по шкале «верно/неверно» с точки рения социального...

3. Третий – это личностный смысл, и поскольку сейчас находимся в разделе психологии личности... поясним.

Личностный смысл. Эта формулировка имеет два значения – бытовое и научное. Причем бытовое – предельно понятное. А собственно научное – то, над которым стоит подумать.

Бытовое иногда проникает в язык... Иногда человек понимает слово личностный как индивидуальный. Есть общественное значение и есть значение для меня... Хотя на самом деле... скажу так как могу сказать... Личностный смысл – тот, который порождается ведущим мотивом. Там ведущий мотив – сюжетно-ролевая игра...


Мы назвали ведущие мотивы смыслообразующими, образуют личностные смыслы, т.е. связаны с развитием личности. И на мой взгляд это серьезная проблема – личностного смысла.

Но одно точно – здесь тоже своя шкала. «Полезно/вредно», «хорошо/плохо», а личностный – истинно или ложно с точки зрения решения конкретной личностной проблемы.

И здесь, наверное, мне бы хотелось чтобы каждый пока привел себе примеры сам. А что такое истинно или ложно приводили на [примере] из Тарковского. Истинно то, что необходимо для выполнения деятельности, а ложно – то, что излишне...

Но когда будем говорить о защитных механизмах... Там неверных, ложных смыслов будет немало...


Чуть-чуть добавим... Когда появляется путаница у личности, которую личностью не назовешь, а самое лучшее – пациент психоаналитика... Когда путается – о личностном [говорится] как о смысле биологическом. Когда об истине – как о чем-то полезном или вредном. Каждый помнит по школе – странная дискуссия у пациентов аналитика конца прошлого века. Именно там появлялись эстетические вопросы: «Что полезнее: Шекспир или собаки?» – перепутали уровни смыслов – личностный и природный. [А потому –] жди невроза, личностной проблемы.

Типичная путаница будет порождать защитные механизмы.

Но я сейчас забежал вперед...


Второй вопрос. Давайте назовем его коротко...

3638037717823936.html
3638156857593343.html
3638449912201037.html
3638540103189797.html
3638637590163992.html